Архиепископ Вениамин: «У меня душа морская»

Крещение на борту корабляВ октябре 2002 года состоялся поход отряда боевых кораблей Тихоокеанского флота в Японский порт Йокосука. На флагмане ОБК - гвардейском ракетном крейсере "Варяг" - в море ходил Епископ Владивостокский и Приморский Вениамин, для которого этот поход стал четвертым выходом в море на боевых кораблях ТОФ. Во время плавания с ним побеседовал корреспондент газеты " Боевая вахта" капитан 3 ранга Владислав Дубина.

- Владыка, участие священнослужителей в боевых службах кораблей Тихоокеанского флота стало таким же привычным, как когда-то в старину. Расскажите, как эта традиция возрождалась, какими были ваши впечатления от первого похода?

 - У меня душа такая, морская. При море, при океане родился, знаете, так тянуло в море всегда. В детстве, и потом уже, я любил песню о "Варяге". Она такая патриотическая, мы часто распевали ее, и, конечно, это вдохновляло нас, патриотизмом наполнялось сердце, он остался до сих пор. Церковь всегда была близка к воинам, она - та сила, которая созидала великую неделимую Русь еще с купели Днепра. Она примиряла враждующих князей воедино и созидала великого русского человека, творила лик нашего воина и всегда благословляла воинов на защиту Отечества, а не захватнические войны. И сейчас у нас в епархии создан отдел взаимодействия с воинскими частями, с армией и флотом, прежде всего потому, что Владивосток - флотский город. Мы всегда искали общения с воинами, старались, чтобы стремление это было обоюдным. Со временем стали посещать корабли и воинские части. Стали бывать и на рубежах нашего Отечества у пограничников. С расширением нашего взаимодействия с Вооруженными Силами появилась потребность участвовать вот в таких визитах. Первый визит был, патриотического характера. Крейсер "Варяг", на котором мы сейчас идем, пришел на место гибели своего прославленного предшественника, первого "Варяга", о котором сложились песни и легенды. Господь, я думаю не без промысла, благословил меня, пойти в тот первый поход. Когда мы проходили Цусимский пролив - я впервые был там,- корабль дал тихий ход, море было спокойное, офицеры и моряки построились на юте. Мы с отцом Сергием, а также с некоторыми артистами Ансамбля песни и пляски ТОФ (некоторые из них поют в православном храме) совершили панихиду по погибшим в сражении воинам. После того как мы пропели "Вечную память", я подошел к корме и высыпал в море частицы земли с нашего Морского кладбища. Высыпал, пожелав вечной памяти нашим морякам. Посмотрев тогда на офицеров и матросов, я заметил у некоторых на лицах слезинки, так это было впечатлительно. А когда уже возвращались, мы совершали крещение, до ста человек крестили. Я здесь не столько обращал внимание на число крещенных, сколько хотел, чтобы таинство это глубоко проникло в сердце и душу.

Беседа с матросами- Чем запомнились другие походы?

- Во втором плавании на БПК "Адмирал Виноградов" мы, когда пришли в Токио, с офицерами и моряками направились на кладбище, где захоронены наши моряки. Они умерли на чужой земле в разные времена и по разным причинам. Мы там установили плиту в знак благодарности от военных моряков и всех жителей города Владивостока с надписью, что мы их помним, они не забыты. Потом Виктор Дмитриевич Федоров, он был тогда начальником штаба флота, предложил пойти в Сасебо. Мы не отказались. Это было третье мое плавание. Оно состоялось год назад и совпало с печальными событиями в Америке. Из Сасебо мы поехали на южный остров Японии, где находится город Нагасаки. Нас встретила тогда одна эмигрантка старого поколения, Любовь Семеновна, ее многие знают. Она приехала из другого города специально для встречи с нами, поводила моряков по городу и рассказала о той трагедии, когда была брошена атомная бомба, показала дом, в котором они жили. Вот так мы провели один день в Нагасаки. Возвращаясь во Владивосток, мы совершили крещение, проводили беседы с нашими моряками.

- Отличается ли крещение, совершаемое в храме, от того, что проводится на корабле?

 - Нет, только условия, конечно, несколько другие. Допустим, в храме купель посередине, мы водим по кругу уже крещеных и поем "Елицы во Христа креститеся". А здесь нет возможности ходить вокруг купели, мы так просто пропели. А вот сердцевина таинства остается всегда, потому и называем это не обрядом, а Таинством, при котором дается благодать Божья на всю жизнь. Через нее человек становится уже членом Церкви, это низменно. Я в такие минуты вспоминаю, как меня крестили в семь лет. Батюшка нас взял за руки и повел к алтарю - иконочки целовать.

- Все ли Таинства можно на корабле совершать?

 - На кораблях до 1917 года были храмы, в них совершали все Таинства. Прежде всего это были евхаристия и литургия. И венчание можно совершить на корабле, только, конечно, с разрешения начальства. Затем крещение, миропомазание, покаяние, исповедь - можно, если храм есть.

- Не планируется ли на одном из кораблей открыть храм, может быть на "Варяге"?

 - У нас в епархии пока нет. Конечно, было бы неплохо, чтобы на какой-нибудь один корабль взять священника или монаха. Эта идея хорошая. Я поинтересуюсь о такой возможности.

- А чем еще занимались Вы в Японии?

- На этот раз мы посетили кладбище, где покоятся останки святого Николая Японского, основателя Японской Православной Церкви. Побывали в соборе и резиденции митрополита. Я передал от Святейшего Патриарха приветствия, подарки вручил. Там совершили службу у отца Николая в подворье, у нас есть там подворье Патриаршее при автономной церкви. В Токио мы встретились с эмигрантами. Все они, и в первую очередь Любовь Семеновна, жертвовали для нашей церкви различные вещи, игрушки для детей. Подарки поместились в несколько коробок. Передадим игрушки в воскресную школу, в детский сад. Вещи, наверное, отдам матушке Марии в монастырь на Седанке. Она отвозит, что собирает в Лучегорский детский дом. А во Владивостоке раздает детям и неимущим. Перед отходом кораблей был праздник Покрова Божией Матери. Мы молились, конечно, чтобы Господь помог нам без всяких происшествий вернуться домой, просили Ангела-хранителя, чтобы он нам сопутствовал.

 - Когда мы вышли из Владивостока вы, я слышал, тоже совершили молебен?

- Мы совершили молебен о путешествующих и направились с Божьей помощью, с молитвой в поход. Мы, правда, не так близко познакомились к тому времени с нашими адмиралами и поэтому провели священнодействие с отцом Виктором у себя в каюте. А можно было бы этот молебен совершить в ходовой рубке, как это мы делали, когда шли в Сасебо.

- Какие впечатления у вас остались от этого похода?

- Этот переход показал, что есть стремление молодежи к Православию, люди мягче становятся. Все-таки душа стремиться к Богу.

- Владыка, что значат лично для вас эти поездки?

- На корабле много православных верующих и поэтому мы считаем, что это частица нашей епархии. А епископ должен отвечать за всю епархию. Такая обязанность моя, и такова была цель поездки. Дай Бог, чтобы мы все укреплялись в вере Православной. Есть такое песнопение: "Русь святая, храни веру Православную, в ней же тебе утверждение".

Фото автора

Тихий океан.