Странник с Богом в душе


"Когда меня спрашивают, почему я верю в Бога, я отвечаю: вот вы попутешествуйте и тоже будете  верить".
(Русский  путешественник Павел Конюхов)


   Много на свете именитых путешественников, но немногие берут благословение у православного  священника на свой путь. Разные мотивы двигают людьми, которые преодолевают немыслимые препятствия на пути к поставленной цели. Наш земляк  Павел Конюхов считает, что к своему пути надо подходить духовно. Это  странничество  в своем роде. Когда ты находишься в путешествии, то больше обращаешься к себе, прислушиваешься.

Он заглянул  в пресс-службу епархии после очередного путешествия, которое  совершил в сентябре этого года, проехав на велосипеде  по таежным дорогам Приморья в честь юбилея В.К. Арсеньева. Путешествует Павел только на велосипеде, и  на   его спидометре уже "накручено" 154 тысячи километров. За его плечами дороги России, Австралии, пустыня Гоби и Альпы. Деньги для своих походов  зарабатывает  в основном тем, что пишет картины и продает их. В его рассказе мелькают названия разных   городов и стран. Такое впечатление, что границ для него нет. Как, впрочем, и для его старшего брата Федора Конюхова, который сейчас завершает путешествие через Атлантику.

- Как  получилось, что в одной семье выросли два путешественника?    

- Для меня был важен пример   брата. Федор старше меня на пять лет. И еще сыграло роль то, что мы жили на   родине Георгия Седова  в селе Троицкое; это на Украине - возле Азовского моря. С детства приходилось слушать всякие рассказы  о путешествиях. Наш дед дружил с Георгием Седовым и, когда  умирал, то передал Федору серебряный  нательный крест и завещал дойти с  ним до Северного Полюса. Еще, наверное, потому, что у меня бабушка была очень верующим человеком. Она прожила  сто семь  лет и  до ста лет ходила раз в год на Пасху в Киев в паломничество. А Киев от нашего поселка  находился в тысяче километров. 

Я родился в семье самый последний. Родителям уже было за сорок. Здоровье было слабое с самого рождения, до трех лет я не видел и передвигался с трудом. А потом прозрел и пошел, наверное, по молитвам бабушки. 

- На свои путешествия вы берете благословение у владыки Вениамина. Как вы с ним познакомились?

- Тоже через Федора. Когда он затеял у нас в поселке Врангель церковь строить, то мы приезжали с просьбой, чтобы нам дали священника. Два-три раза был у епископа Вениамина  дома. Когда отправлялся в путешествие по святым местам России, тоже брал благословение и с иконкой ехал.

- С Федором вам приходилось вместе путешествовать?

- Да, два раза. В 1989 году - ехали на велосипедах через Россию от Находки до Санкт-Петербурга. Второй раз на севере в велосипедном походе. Вообще мы редко видимся.
Сейчас он отправился на  весельной лодке  от Испании до Америки - по пути Колумба через Тихий океан.  Из русских никто еще этого не делал.

- Почему  вы путешествуете на велосипеде, ведь не всегда этот транспорт удобен?

- Наоборот, это самый удобный транспорт. Выбор определился так: я мечтал путешествовать. Когда пошел служить в армию, то служил на границе с Ираном. И мне попался журнал "Вокруг света", где я прочитал про Глеба Травина, который в 30-х годах объехал на велосипеде вокруг Советского Союза  за три года, и после этого никто не смог повторить этот маршрут. Я увлекся этой темой, нашел писателя, который написал о путешественнике книгу, он подарил мне ее. Мне стало известно, что в мире существовало пять клубов, которые пытались  пройти по пути Травина. И в 1987 году я решил этот маршрут пройти. Поход совершался в несколько этапов и был успешно завершен. 
Потом узнал, что на полюс холода никто не ходил. Мы собрались командой восемь человек. Вышли от Тынды и добрались до Оймякона - это самая холодная точка в северном полушарии. И все свои путешествия я совершил только на велосипеде.

- Техника путешествия на велосипеде? Если лед на трассе, как же ехать? 

- По льду легко ехать. Когда мне приходилось ехать вокруг Байкала зимой, то только по льду лежал мой путь. Но иногда, конечно, падать приходится.
 В велосипедные покрышки вставляем шипы, чтобы не скользить. Методика следующая: одна покрышка на колесе обыкновенная, а  сверху  надеваешь вторую со  вкрученными шипами, которые мы скручивали с "шиповок" для бегунов. Фирменные зимние покрышки мне удалось встретить только в Финляндии, хотя проехал  сорок стран. Да и дорого стоят они для нас. У меня велосипед американский, ему исполнилось тринадцать лет. И одна покрышка стоит сорок долларов. На переднем колесе она выдерживает  4-5 тысяч километров, а  на заднем колесе, так как нагрузка больше - 2 тысячи километров. Иногда меняешь местами покрышки, чтобы дольше держались. Чтобы проехать Россию, надо сменить шесть-восемь покрышек.

- Трудности пути?

- В прошлом году проходил пустыню Гоби в июне-июле  вместе с другом-эстонцем. Там основная проблема была с водой. Каждую секунду, каждую минуту думаешь о воде. Пить нельзя, потому что все равно не напьешься. Делаешь глоток воды и держишь воду во рту, пока она не рассосется. Горло пересыхает так, что говорить невозможно. Я там несколько раз сознание терял от нехватки воды. Когда приехал домой, то на ночь набирал воду в бутылку и клал возле дивана. Жена спрашивала:  зачем? Я отвечал: "Вдруг ночью встану, а воды не будет".

А самая низкая температура, которую приходилось испытывать в дороге - 63 градуса по Цельсию. На велосипеде ехать становится невозможно, потому что он развалится.  При -54 градусах еще можно ехать, а больше уже все. Уже идешь и ведешь велосипед.
 При такой температуре там и птицы не летают, тишина вокруг стоит. Дышать надо через что-то, иначе легкие обморозишь. Ночевали мы в палатке, там воздух потеплее, - градусов сорок мороза. Но ты все равно не спишь, потому что надо чувствовать конечности. Постоянно двигаешь ногами-руками, целую ночь. И если кто из товарищей заснул, то будишь его. И так два-три месяца. Ночь не спишь - дрожишь от холода. А утром, когда встаешь, надо теплую одежду снять, положить в спальник, а другую, которая колом стоит от мороза - надеть. Это одно из тяжелейших испытаний. Человека бьет такая дрожь, что за три метра чувствуется. Ну, а потом в движении согреваешься. 

Мороз такой, что стоит снять перчатку и нажать на спуск фотоаппарата, как уже палец начинает белеть. У нас был такой рекорд у одного парня - две минуты без перчатки руку держал, а дольше нельзя выдержать. Весь поход проводишь, не снимая варежек и перчаток. От того, что не спишь ночью,   днем постоянно находишься в состоянии полудремы. Так на ходу  закемаришь и в сугроб въедешь.

Надо постоянно следить за собой, особенно на Севере. Потому, что когда холодно, человек не знает, что делать. Охота просто остановиться и стоять, но тогда замерзнешь. Надо заставить себя двигаться, а это очень тяжело. Надо научиться преодолевать себя.

- К вам от велосипедных компаний не поступало предложений проверять велосипеды на прочность?

- Пока нет, но тот велосипед, на котором я езжу уже тринадцать лет, был изготовлен по заказу специально для меня с учетом комплекции. На нем пройдено  120 тысяч километров пути, а всего на моем спидометре - 154 тысячи километров.

- А что едите, как с запасами питания? 

 - Смотря где. Если на Севере - то все  с собой. И уже рассчитываешь, например, на три месяца. Мы шьем такие сумочки, где расфасован завтрак и ужин. На Севере мы не обедаем. День короткий, и надо успеть продвинуться как можно дальше. А если обед готовить, то самое теплое время суток  потеряешь. Пища обычно такая:  крупа, сахар и чай. Из круп обычно рис или гречка. Я вычитал, что если питаться одной и той же кашей, то калории в организм поступают сразу, а если мясом, то  только через шесть часов. А за шесть часов так можно выработаться. А как каши поешь, то тело сразу согревается. Если начать так питаться, то дней через десять крупа  усваивается организмом почти полностью.

- Вы как-то специально тренируетесь перед путешествием?

- Нет. Более того, скажу, что сам я физически слабый и болезненный. Тут нужен другой подход - духовный. Знать,  зачем тебе это нужно. И ты пройдешь весь маршрут, говоря по-народному, - на зубах. У спортсменов есть такое понятие - лимит риска. Что это значит? Каждому человеку определено в жизни, сколько он может рисковать, но мы не  знаем - сколько. Одному - сто раз, другому - тысяча, а третьему - всего несколько раз.  Мне неизвестно, сколько Бог дал мне этого лимита риска. Поэтому я думаю, зачем мне выезжать тренироваться на дорогу - ведь это дополнительная опасность - раз, например, и тебя машина сбила. Пусть лучше этот лимит риска я использую в путешествиях!

- А о чем вы думаете дорогой?

- Это зависит  от обстоятельств.  Если идешь с командой, то думаешь уже об обеспечении людей. В каждом путешествии по-разному. Однажды мне пришлось путешествовать в одиночку в  Альпах полгода. И я ощутил, что внутренне могу общаться с женой, родителями, слышал их голоса. Ты полностью общаешься с ними, хотя их не видишь. Чувствуешь. В обычной жизни человек очень редко сосредотачивается на своем внутреннем мире - постоянно что-то отвлекает: то машина проехала, то радио включили.  Мне было намного интересней, чем среди людей.

- Встречи в тайге?   

- Я стараюсь подальше от людей ночевать, потому что, к сожалению, приходится больше людей бояться, чем зверей. В 1983 году летом ночую - тепло и вечереет поздно.  В полночь сижу, пью чай возле костра. Подходит парень лет 27-30, спрашивает: соль есть? Я дал ему соль. Он сел рядом и начал мне про Бога рассказывать и целую ночь говорил на эту тему. Потом я зачем-то полез в палатку, обернулся, а его и нет. Ну, думаю, хоть посплю  немного. Хотя если он за солью пришел, значит где-то рядом был. Один раз просыпаюсь ночью  и чувствую, что кто-то на меня смотрит. А это охотники мимо шли, увидели палатку и решили узнать, кто тут есть.

- А вы берете с собой оружие для защиты?

- Нет.  С ружьем тяжело ездить. И в путешествии неудобно, и считаю, что человек не должен вооруженным быть. Хотя были случаи, что и стреляли в нас. Один раз поехал до Николаевска-на-Амуре. Там местный житель пригласил переночевать, а потом напился и целую ночь подставлял ружье и грозился убить. Пришлось мне его успокаивать, а если было бы у меня ружье, может быть, тоже начал бы агрессию проявлять. Еще один случай был, когда ездил по святым местам России, проезжал по БАМу. Встретили ребята местные, поговорили. Потом предложили: "Давай остановишься у нас, хоть помоешься". А потом выпили и начались у них разборки. Крик, шум, драка. Стекла выбиты, двери выбиты     - вокруг кровь. И в этой комнате  мне пришлось потом спать. Неизвестно, кто тебя на ночлег приглашает.

Безопасней, конечно, за границей путешествовать. В Австралии путешествовал целый год. Там можно велосипед поставить у магазина и спокойно идти за покупками - никто его не тронет. Едешь по дороге, и 99 из 100 машин тебя приветствуют. На ходу предлагают воды, напитки. За все время путешествия полиция остановила нас четыре раза. В первый раз сказали, что ночью будет дождь. Второй раз, когда в пустыню въезжали, нас догнали полицейские и вручили телефон полиции,  где понимают по-русски. А по  пустыне едешь, и каждые 200-300 километров стоит телефонная будка    и туалет.
На севере Австралии был тоже такой забавный случай. Осталось уже немного для завершения путешествия,  мы купили много продуктов, потратив почти все деньги. И только выезжаем из городка  - висит табличка, извещающая, что через триста километров новый штат и нельзя ввозить овощи и фрукты, масло.  Мы уложили в спальник картошку, сделали двойное дно. Подъезжаем к границе штата: там шлагбаум стоит и две девушки дежурят. Машины подъезжают и все, что запрещено, в контейнер выкладывают и дальше отправляются. Мы подъезжаем, спрашивают: "Откуда вы?"-  "Из России", - "О-о!" Русских, оказывается, никогда не видели. Пригласили кофе попить, - мы не отказались. Потом вышли, они говорят, вот, если что-то надо с собой, возьмите в контейнере. Мы еще банку с медом взяли. А  боялись, что они начнут нас обшаривать. 

Через Австралию, Тасманию и Новую Зеландию мы ехали,  останавливаясь в православных храмах. Люди там,   хоть и родились в Австралии, но между собой общаются только на русском. И даже нас поправляли, если мы употребляли иностранные слова. У них есть школа при церкви, где изучают русский язык, историю страны.   На приходах они уже передавали друг другу по цепочке, что едут русские путешественники. Встречали везде гостеприимно.

В России, когда путешествовал по святым местам, тоже  очень хорошо встречали. Особенно в монастырях  - переночуешь с дороги,  покушаешь, и всегда с собой давали  хлеб, сахар. И на день-два мне  хватало. Когда приехал в Казань, то у меня велосипед нуждался в ремонте, так архиепископ Казанский и Татарский дал мне деньги на ремонт, хотя я у него ничего и не просил.

- Расскажите о вашем путешествии  по Приморью.

- Оно было посвящено 130-летию со дня рождения Арсеньева. Маршрут был следующий: Врангель -Лазо - Ольга - Кавалерово - Чугуевка - Захаровка - Вострецово и оттуда до поселка Восток-2, а затем возвращался по кругу обратно до Вострецово  через Лесозаводск - Спасск до Арсеньева. Далее через перевал добрался до Сергеевки и затем домой. Всего за три недели проехал две тысячи километров.  А выехал в сентябре.

- Какие впечатления  остались от поездки по Приморью?

- Больше, к сожалению, плохих. Проехав по краю, я понял, что нас оккупируют китайцы. В таежных деревнях население - уже больше половины китайцев. Особенно вечерами видно - китайцы прогуливаются семьями, красиво одетые и  рядом наши русские - пьяные. Разговаривал как-то с одним богатым китайцем. У него  земля есть. Спрашиваю: а кто работает?

- Русские.
- А сколько платишь?

- Да-а, водкой расплачиваюсь.

Ему все равно, сопьются они или нет. В России этому китайцу землю дали, а там у него ничего не было.

Мне приходится с людьми общаться на всем протяжении пути -  в магазин зайду, и всем интересно пообщаться, зачем едешь и куда. Здесь тоже отмечал интересный факт. За границей люди обычно интересуются, чем тебе помочь, а у нас спрашивают, - где деньги берешь, чтобы путешествовать. Еще и смотрят, что можно с велосипеда снять. Когда едем по России, то все снаряжение и багаж пакуем так, чтобы все было закрыто и нельзя было выхватить.

Как-то мы ехали с американцами, они фильм снимали о своем путешествии,  в деревнях раздавали надувные шары, и дети плакали, потому что в первый раз увидели шарик. А они все это снимают на камеру.

- Интересные встречи?

- Когда ездил по святым местам России, то познакомился  в монастыре на Соловках с одним нищим. И когда  уезжал, он мне принес икону святого Никиты. А я такой ни разу не видел. Взял и поехал. Доезжаю  уже до Переславля-Залесского. И только проехал небольшую церковь рядом с кладбищем, как мой велосипед ломается. Что делать? Вижу невдалеке еще церковь - за деревьями. Подъезжаю - монастырь святого Никиты. И так там меня хорошо встретили. Три дня у них жил, они рассказали  мне об истории обители, о житии преподобного Никиты Переяславского, показали мне источник его.
 Вот сейчас, ехал когда по Приморью, заехал в одну деревню. Маленькая такая деревушка,  домов в двадцать. Магазин  один стоит и рядом старушка продает грибы. Я зашел в магазин, купил продукты  - выхожу. А старушка показывает на меня и говорит -" Этот мужчина будет долго жить".  Спрашиваю, почему. Потому что, наверное, на велосипеде езжу. "Нет,  - говорит, - я знаю". Я растерялся, но что-то надо было ответить, и говорю: "Да знаю,  я себе цель поставил - до 89 лет прожить. Она говорит: " Ты больше проживешь".
Ну, спасибо, говорю, на добром слове.

А еще один случай был. Мы ехали по западной границе - от Мурманска до Одессы с напарником, он тоже из поселка Врангель. И  где-то  в Молдове на трассе мы остановились отдохнуть, попить воды из колонки. Я напился и сижу - отдыхаю. Рядом женщина продавала овощи и обратилась к моему напарнику: "Вы, наверное, в Бога не верите?". А он отвечает: " А зачем мне Бог? Главное, чтобы ноги были здоровые и велосипед в норме".   Женщина на меня показывает и говорит: "Тот верит в Бога".   Мы садимся на велосипеды. У него цепь раз - и  спала с колеса. Он семь раз цепь одевал - она падает! В тот день у него велосипед полностью сломался - пополам.

- Что главное для путешественника?

- Ты должен себя настроить, что сможешь пройти намеченный маршрут, это первое, и  второе, что безвыходных ситуаций не бывает. Из любой ситуации человек с Божией помощью может выйти.

- Есть ли у вас планы  на следующее путешествие?

- Еще не бывал в Индии, в Скандинавии. Много еще есть мест, где интересно побывать.

Татьяна Пожидаева,

Юрий Луганский (фото)